2022-05-23: Модель личности

Материал из MaksWiki
Перейти к: навигация, поиск

В статье – мой рабочий вариант инженерной модели личности. Так сложилось, что у меня состоялась серия обсуждений и знакомства с различными материалами, которые дали комплексный результат – его я и фиксирую в статье. Естественно, над моделью далее я буду вести работу, она будет развиваться. Вместе с тем, я думаю, что она будет интересна не только мне, но и другим людям – поэтому публикую.

Модель личности нужна для решения практических задач в области самоопределения, коммуникации и других. Для этого есть множество разнообразных моделей в психологии и смежных областях. Проблема в том, что они – эмпирические, и многие из них восходят к началу 20 века, к Юнгу, Фрейду и другим основоположникам, когда о физической работе мозга практически ничего не знали.

В последнее время исследования нейрофизиологии дали много материалов о том, как реально функционирует мозг и сознание, каковы механизмы мышления и принятия решений. Конечно, эти модели так же не завершены, и о многом известно лишь приблизительно. Однако, уже известно достаточно много, чтобы актуализировать старые модели из психологии, понять, какие именно нейрофизиологические механизмы лежат в их основе. И соответствующим образом относиться к моделям, а так же строить гибридные модели, опираясь на взаимосвязь механизмов. Но в силу узкой специализации психологи этим практически не занимаются, а продолжают применять известные модели в рамках сложившихся традиций.

Сейчас в ИТ стоит задача массового обучения сотрудников умению работать с собственным самоопределением, вести эффективную коммуникацию и совместную работу. И все это лучше делать, имея комплексную рабочую инженерную модель личности. На мой взгляд, ее уже вполне можно довести до того уровня, который имеют рабочие модели организации. И сразу замечу. Поскольку речь идет о модели для решения практических задач, вопрос научной доказательности модели меня не слишком интересует. Я знаю, что многое из того, на что я далее опираюсь, носит статус гипотез, которые не доказаны. Или гипотез, для которых неизвестны границы применимости, а ранние заявления об их широкой применимости опровергнуты конкретными экспериментами. Это для меня не слишком важно, потому что лучшего-то нет – вот и работаем с тем, что есть. Грубо сшивая разные теории. Если же вам известны конкретные альтернативные гипотезы – я буду рад о них узнать и, если они окажутся перспективными – включить в модель.

Hardware – нейрофизиология мозга

Личность реализуется за счет работы мозга, поэтому для начала рассмотрим крупными мазками его работу. При этом нас интересуют то, что отражает работу мозга в динамике мыслительного процесса, принятия решений и управления действиями.

Ансамбли нейронов

В мозге есть функциональная структура отделов разного назначения, которая достаточно хорошо картирована нейрофизиологией. Но для описания мыслительного процесса важными представляются ансамбли нейронов, которые реализуют схемы внимания, описываемые Майклом Грациано в Attention schema theory. Если рассматривать статически, то они же образуют коги, соответствующие отдельным смыслам и объединенные в глобальную сетевую структуру когнитома по Анохину-внуку.

Ансамбли нейронов образуют модель мира, и она используется мозгом для принятия и воплощения решений, а механизмы внимания выделяют те ансамбли, которые активно действуют в моменте.

Ансамбль нейронов, например, связанный с понятием «кошка» пронизывает различные функциональные отделы мозга, включает нейроны, связанные опознанием образов в потоке зрительной информации, мяукания и слов в звуковом потоке, и простирается до коры головного мозга, где кошки связаны с многими абстракциями – домашними животными, сказочными персонажами и так далее, а также конкретными знакомыми вам кошками, включает типовые эмоциональные реакции, и типовые действия. При этом часть этого ансамбля находится на подсознательном уровне, реакции погладить или покормить кошку возникают в ответ на поступающие сигналы без участия мыслящей части мозга. При этом в зависимости от контекста могут включаться различные части этого ансамбля, формироваться разная динамика внимания.

Структура ансамблей – сетевая, с частичным вхождением, границы между ансамблями – логические и условны, проходят как мы их выделили. Физических границ между ансамблями нет, там можно выделить лишь нейроны и связи между ними. Если у нас есть отношения абстракции, например, кошка и собака – домашние животные, то мы можем рассматривать отдельные ансамбли для каждого из понятий, или работу ансамбля «домашние животные» в целом, и, более того, для разных контекстов оказывается уместным разное проведение границ с точки зрения описания динамик внимания.

Ансамбли нейронов – в потенциально-активном состоянии, часть из них активна в моменте и они образуют динамики внимания. Они активизируются сигналами от других ансамблей – внутренних, активированных в ходе размышлений или поступающих при обработке входящего потока внешнего мира, и оба эти влияния накладываются друг на друга. Активизация ансамбля в любом случае меняет его состояние, можно говорить о закреплении связей или наоборот, их ослаблении или появлении вариаций.

При ослабевании активности состояние ансамбля сохраняется – это и есть память.

Динамика нейронных ансамблей

Описывая изменения структуры ансамблей, можно говорить о различении следующих операций: использование имеющегося ансамбля с коррекцией состояния; мягкое перестроение с изменением весов связей так, что ряд нейронов оказывается по иному включен в ансамбли; разделение и объединение ансамбля; достройка существующих ансамблей новыми связями и нейронами.

В мозгу человека есть большое количество незадействованных нервных клеток, особенно в период развития, и поэтому построение ансамблей возможно за счет существующих клеток и связей, не требуется физического роста клетки или аксонов между ними. Есть отдельные механизмы регулирования, касающиеся роста и отмирания неиспользуемых нейронов и связей, а так же фиксации устойчивых связей (миелинизация), и возрастная динамика активности этих механизмов. Достройка ансамблей, даже из существующих клеток – энергоемка, ежедневный ресурс для такой деятельности – ограничен. Существенные изменения существующих ансамблей менее энергоемки, а использование уже имеющихся ансамблей – еще менее затратны.

Модель функциональных отделов мозга

В своей модели я использую грубую схему крокодил – котик – человечек по Обуховой, которым соответствует рептильный мозг, лимбическая система и кора соответственно. Внутри есть более детальная структура.

Функции отделов грубо предварительно заданы, основные виды связей так же преимущественно предзаданы, но конкретная настройка ансамблей – из личного опыта. При этом в ходе настройки картирование мозга может измениться, например, есть исследования, что с массовым появлением мобильных телефонов выделилась отдельная область, отвечающая за координацию движений большого пальца, активно задействованного при работе с телефоном за счет соседних областей, и это выделение происходило одинаково у разных людей.

Есть предзаданные способы поведения – подражательное, поисковое, социальные взаимодействия и так далее. Предзаданность означает формирование большого количества нейронов и связей в разных отделах мозга, на которых можно реализовать такую структуру в ходе настройки ансамблей. А, с другой стороны, нейрофизиологические механизмы, обеспечивающие работу таких ансамблей в динамике, например, дофаминовый механизм формирует поисковые поведение, включая умозрительный поиск решения проблем (без выхода во внешний мир). При этом индивидуальная настройка ансамблей так же выполняется на основе личного опыта.

Известна примерная динамика формирования функциональных отделов и при «нормальном развитии» ребенка (человека), с поощрением формирования структур гормональными механизмами. Однако, на индивидуальном уровне часть структур может быть отставать или вообще оставаться не до конца сформированной, или наоборот, опережать. Тут многое зависит от окружения и внешнего поощрения средой, а так же от возможностей этой среды по условиям получения опыта. Известны долговременные наблюдения, выявившие корреляцию между поощрением матерями любознательности в раннем возрасте (около года) с успешностью в школе и дальнейшей карьере.

Нейрофизиологические связи

В нейрофизиологии связей интерес представляют гормональные пути счастья по модели Хелен Фишер (ее я рассматривал в ряде выступлений и публикаций, например, в этой статье):

  • Дофамин – счастье поиска и исследований
  • Тестостерон – счастье победы и достижения цели
  • Серотонин – счастье регулярной повседневной жизни
  • Окситоцин/эстроген – счастье эмпатии и взаимоотношений.

У каждого есть все четыре, но работают в разную силу, и это меняется со временем. И надо понимать, что гормональные пути переплетаются, например, и дофаминовый путь поиска при реализации, в том числе, инициирует выработку серотонина для подкрепления за успех.

Хотя путей счастья – четыре, путей подкрепления и положительной обратной связи всего два – окситоциновый – от социальных взаимодействий и серотониновый – на основе внутренних ощущений от следования своим путем. И для позитивного настроения необходимы оба, хотя у разных людей чувствительность к конкретным путям разная. С усилением социального подкрепления все достаточно понятно. А протокол актуализации результата Обуховой позволяет через рациональные размышления получить серотониновое подкрепление для любой успешно проделанной работы, или избавиться от стресса, который вызывают размышления о старом неуспехе.

Необходимо также рассматривать механизмы стресса, страха и других эмоций. Здесь важно, что эмоциональное состояние существенно влияет на способность человека к рациональному размышлению и поступкам. Рациональное размышление заключается в перестройке ансамблей нейронов, формировании новых комбинаций, при этом стресс блокирует поступление дофамина, необходимого для решения поисковых задач, в кору головного мозга, он отправляется в другие отделы. Поэтому сначала необходимо успокоиться, чтобы поступление дофамина снова включилось, и это надо делать не с помощью недоступных в таком состоянии размышлений, а через выработку различных привычек, обеспечивающих переход в спокойное состояние.

О структуре коры

Кора в целом работает с обобщением (повышением уровня абстракции) от затылочной части, где более детальные структуры, до лобной.

В коре есть функциональные части, касающаяся осознания собственного мышления. И если ансамбли нейронов в том или ином виде включают нейроны в этой структуре, то мы осознаем свое мышление и причины своих решений, иначе – оно не осознается, а может наблюдаться лишь феноменально: «Какого черта я это опять сделал» или «Какой я молодец, что так поступил».

Но тут есть засада: сознание часто нацелено на рационализацию собственных решений постфактум, поскольку это – социально-оправданная позиция, так принято. И нужно различать рационализацию постфактум от реального процесса рассуждений. При этом метод рассуждений далеко не всегда очевиден, есть спектр формальности мышлений Левенчука от интуитивного до строго-формального, и в одних случаях есть понимание промежуточных этапов и правил ,по которым они формировались, в других некоторый тезис кладется гипотеза и проверяется, а в третьих сразу получает статус верного и рассуждения продолжается.

Software – работающие ансамбли нейронов

Ансамбли нейронов образуют фрагментарную модель мира и самого человека в нем, которая достраивается с опытом, и на основе которой человек действует.

Выделение объектов внимания в этой модели, отделение себя от мира, формирования объектов внимания, касающихся некоторых долговечных объектов в окружении (папа, мама) происходит постепенно в ходе развития ребенка, начиная с самых ранних.

Язык - средство формировать ансамбли без проживания

Язык дает нам способ передачи опыта без непосредственного проживания. Дальнейшее развитие привело к появлению книг и другие артефактов культуры, которые так же дают возможность получить опыт и сформировать соответствующие им модели без проживания опыта. Однако, такие модели локализуются преимущественно в коре и автономны. Для включения в цепочки принятия решений и деятельности применения ее необходимо связать их с ансамблями, работающими с конкретными действиями. Связывание необходимо для двух целей: (а) опознание в реальном мире ситуаций, соответствующих модели и (б) воплощение выводов из модели в деятельность. Не любая модель нуждается в связи с деятельностью, воображаемые миры, извлеченные из книг или сконструированные самостоятельно, успешно живут без этого и, более того, если они случайно встраиваются в цепочки принятия решений, происходит печалька.

Ансамбли и функциональные отделы

Рептильный мозг обучен и функционально заточен на запоминание конкретных ситуаций, требующих реакции и связанных с базовыми процессами жизни: удаление голода, избегание опасности, достижение удовольствий, и формирует соответствующие фрагменты моделей. Поверх базовых механизмов (почти) всегда накладываются еще механизмы эмоционального регулирования, а в цепочке принятия решений и есть выход на кору головного мозга: при нарушении связей с корой или ее повреждениях человек превращается в овощ, а не крокодила.

Вовсе не обязательно ансамбль нейронов в коре доходит до той функциональной части мозга, которая ответственна за осознание собственного мышления. В этом случае фрагмент модели оказывается недоступен сознанию, находится в подсознании. Можно достраивать ансамбли нейронов до области сознания, осознавать включение тех или иных ансамблей – осознавать свое поведение. При этом, однако, имеет значение расстояние: если ансамбль привычного поведения находится в рептильном мозге, то протянуть его до отделов головного мозга, отвечающих за сознание – сложно, это длинный путь через несколько отделов. Построение может идти снизу-вверх, через обобщение, а может – сверху-вниз, через выделение шаблонов твоего привычного поведения и включения наблюдения за их включением.

Системы S1 и S2 по Канеману

Разделение на системы S1 и S2 по Канеману соответствуют разделению режимов привычного поведения на основе сформированных ансамблей нейронов от перестройки и формирования новых ансамблей. Привычные действия (S1) преимущественно локализованы ниже уровня осознанного поведения, часто почти без выхода на кору, возможно даже в рептильном мозге. А S2 преимущественно касаются работы внутренней сцены. Но преимущественная локализация не означает, что она всегда является таковой.

Внутренняя сцена

Внутренняя сцена – осознанная модель тебя действующего в твоей модели мира с другими объектами и субъектами этого мира. Вовсе не обязательно это спектакль с визуальными образами, хотя можно представить его таковым. Все границы внутренней сцены касаются идеальных объектов, каких-то внутренних образов, которым может быть соответствие в реальном мире, а может не быть, и сам спектакль на внутренней сцене может сложно соотноситься с реальным действием во внешнем мире – спектаклем на внешней сцене.

Действие на внутренней сцене может идти в трех режимах: проигрывание будущего, работа с настоящим, рефлексия над прошлым. Мощность, навык режима у людей имеет разную силу, важны все три.

  • Проигрывание будущего – создание потенциально-возможных картин. Или невозможных, создание воображаемых миров, про которые ты знаешь их невозможность – частный случай работы с будущим.
  • В работе с настоящим действие на внутренней сцене постоянно соотносится с происходящим на внешней сцене и доступным через поступающие сигналы, идет сознательная корректировка текущих действий. Когда включается автопилот, то внутренняя сцена оказывается выключена. В том числе выключение может произойти на базовых механизмах регуляции мозга, которые не дадут коре достаточно энергии (гормонов), требуемых для работы внутренней сцены. И есть задача формирования низкоэнергетического режима наблюдателя внутренней сцены.
  • Работа с прошлым – рефлексия и попытка извлечь из него опыт, перестроить ансамбли нейронов. В том числе – фиксация действий, которые сделаны без прямого указания сознания, и попытка выйти со стороны сознания до тех ансамблей, которые за них отвечают. И для начала – вынесения наблюдения за их включением в режим настоящего, а потом – и вмешательство в них.

Как и остальные ансамбли мозга, внутренняя сцена может работать в режиме деятельности существующих ансамблей, и может формировать новые.

Что такое – личность

Я думаю, вы заметили, что в тексте отсутствует определение личности. И это – специально, потому что у психологов не существует единого определения личности, разные школы, которые описывают развитие детей, дают свои определения и различные критерии того, что означает, что личность ребенка сформирована. И потому, когда один специалист или учебник утверждает, что личность формируется к 6-7 годам, а другой говорит про 4-5 лет, то, скорее всего, они просто используют разные определения и границы.

А еще может быть разная трактовка экспериментов. Например, есть эксперимент, когда ребенку показывают сценку: человек прячет предмет в одно место и уходит, приходит другой и перепрятывает в другое, потом возвращается первый и следует вопрос ребенку: где он будет искать то, что положил. Утверждается, что до примерно пяти лет ребенок говорит, что искать будет туда, куда перепрятали, а после этого – там, где сам положил. Из этого делают вывод, что у ребенка, мол, не сформировано понятие об отдельных личностях, что он сам не отделяет себя от других, думает, что все знают одно и то же и так далее. Что, на мой взгляд, совершенно неверно, потому что у детей в очень раннем возрасте сформированы понятия о папе и маме и других лицах ближнего окружения, и они отлично понимают, что и кто из них знает, и используют это при взаимодействии, когда хотят добиться каких-то целей. Наличие понятий означает, что сформировались соответствующие ансамбли нейронов, и ансамбль для каждого субъекта отдельный, описывает его индивидуальность. А описанный эксперимент говорит лишь о том, что для двух показанных персонажей такие ансамбли внимания ребенок не сформировал, рассматривая их некоторым единым целом. То есть эксперимент меряет не наличие ансамблей, а навык их формирования, что является совершенно отдельной способностью.

И аналогично можно разбирать многие другие эксперименты. Психологи, как и другие специалисты, склонны к чрезмерному обобщению своих результатов. А даже если они сами этого не делают, за них работают популяризаторы и журналисты, которым нужны броские заголовки.

Исходя из всего этого, я считаю, что нет смысла давать определение личности, как нет смысла давать определение автомобиля. Надо разбираться с конкретным контекстом. И выяснять, в том числе, насколько там применима та модель личности, о которой я пишу, и как ее достроить, чтобы она стала применимой.

К чему эта модель личности точно не применима – это к личностям субъектов ИИ, например, личностям чат ботов, или к личностям коллективных субъектов. Потому что у них другой уровень hardware. Это не исключает, что модель уровня software может оказаться применимой, но такую задачу я не только не ставлю пред собой, но и считаю не имеющей особого смысла на данном этапе. Подобно задачам создания платформ разработки приложений, непременно не зависящим от базы данных, или одинаково работающей на всех мобильных платформах. Разумный подход другой: сначала мы делаем работающие модели для конкретной платформы, и лишь потом обобщаем в той мере, в которой это сулит выгоду.

Я и мои субличности

Есть теории, по которым большинство людей имеет множество субличностей, что это – вовсе не клинические случаи, а норма. На этом построены многие действующие терапии. Примером может служить Internal Family Systems Ричарда Шварца, при этом в книгах он указывает и множество других психологов, которые разделяют эту точку зрения, хотя их конкретные теории отличаются от его.

В рамках модели субличности соответствует ансамбль нейронов. Ансамбли нейронов связаны между собой в единую сеть и взаимодействуют, и физических границ между ансамблями нет. Поэтому получается, что вопрос о множественности субличностей состоит лишь в том, как мы проводим границы между ансамблями, как отличаем работу одного ансамбля в разных контекстах от работы разных ансамблей со слабыми связями. Например, считаем ли, что человек-на-работе и человек-дома – две разных субличности, ведь они совершенно по-разному принимают решения и действуют, или это одна личность в разных контекстах. А закладывается это все в детстве, ребенок дома и ребенок в песочнице, а позднее в детском саду, тоже ведет себя сильно по-разному. И бывает, что он очень по-разному ведет себя с папой и мамой. Технически тут все аналогично выделению процессов в организации или компонентов в коде. Конечно, организацию или код можно вскрыть и посмотреть, как устроено внутри, в отличие от ансамблей нейронов, доступных наблюдению лишь ограничено. Но далеко не всегда вскрытие устройства покажет реальную структуру, мы легко можем говорить о едином коде, не увидев за множеством if-ов привнесенного аспекта. или не заметив распределенной по сотрудникам, но логически выделенной культурной функции «поддержания хорошего лица перед чужими».

Еще необходимо отметить вот какой аспект. Ансамбли нейронов, участвующие в принятии решений, в значительной мере находятся ниже уровня сознания. Техники, которыми пользуются психотерапевты для проявления субличностей, достраивают эти ансамбли до той функциональной части мозга, которая отвечает за осознанную модель личности. При этом организуются связи с другими ансамблями, и тот ансамбль, которым проявилась субличность – вовсе не тот, что был до применения этих техник.

Но вообще к модели Ричарда Шварца у меня много вопросов, детали можно прочесть в отчете о конференции Левенчука, где я про эту модель услышал. Основной - в том, что выделяемые им субличности носят проблемный, а не созидательный характер, а за ними стоит единственная созидательная самость. Мне это представляется крайне сомнительным и не обоснованным. Отмечу, что тему автономности субличности и наличие у нее собственной свободы воли я обсуждал в посте Блог:Максима Цепкова/2018-06-30: Руководитель проекта - субличность или марионетка, и там были аргументы за то, что руководитель проекта - отдельная субличность, которая, в том числе, отличается от субличности архитектора проекта, даже если обе они участвуют в одном проекте. А еще там был тезис, что современные RPG сильно прокачивают навык сознательно строить субличности, в том числе с сильно отличающимися системами ценностей - и можно этот навык использовать.

Каталоги для поиска - модель флешек

Ансамбли нейронов образуют сетевую структуру, у них нет какого-то централизованного каталога. Но мозг создает частные каталоги, используемые для быстрой активизации ансамблей. При этом два существенных каталога недоступны сознанию.

  • Каталог внутреннего крокодила, автопилота в рептильном мозге определяет автоматическую реакцию (или несколько) на ситуацию. Человечек (кора) может эту реакцию заблокировать и вообще взять управление не себя, если успеет, но первичный выбор - по недоступному каталогу. Именно так работают наши привычки.
  • Каталог внутреннего котика - помеченные эмоциональными маркерами ансамбли нейронов, относящиеся к каким-то ситуациям. К нему мозг обращается в режиме свободного размышления, события прошлого, в том числе неприятные и мучительные всплывают в памяти именно благодаря этому каталогу. При этом механизм эмоциональных маркеров может обеспечить запоминание сразу в долговременную память, после единичного события.

Механизм эмоциональных маркеров играет существенную роль при обучении, целью которого является изменение поведения. Для начала надо выработать негативную оценку для уже имеющихся привычек, прицепить ее к существующему ансамблю нейронов, обеспечивающему это поведение. И это - не только при терапии вредных привычек, но и при обычных бизнес-тренингах. Например, если тренинг ставит ответственность как инициативное поведение, нацеленное на достижение результата, то для начала надо разрушить привязку ответственности к исполнению правил и инструкций и соблюдению традиций. И только потом уже ставить ответственность как инициативное достижение результата. Разрушение старого часто выполняется через эмоциональное обесценивание, которое включено в тренинг. И сделать его проще, чем построить новое. Поэтому бывает, что тренинг калечит: он старое поведение разрушил, а новое не поставил, работать на результат человек по-прежнему не умеет, но и быть хорошим исполнителем тоже не может и даже не стремится к этому - ценность разрушена.

В свое время я услышал модель, по которой знания в голове можно представить как набор флешек, занимающих функциональные места и перевязанных между собой ссылками. А тренинги как раз заменяют конкретную флешку, при этом восстановить целостность ссылок в задачу тренера не входит. Это достаточно точно, с поправкой на то, что флешку не достают, это невозможно, а обесценивают или блокируют, чтобы действия не воспроизводились, а дальше связи к ней ослабевают, из-за отрицательного опыта обращений и отсутствия повторений. Особенно все это относится к знанию, полученному из культуры. Если это знание слабо проросло в повседневные модели, то флешку можно заменить легко, а вот резкая замена связанного с практикой знания может привести к тяжелым последствиям. Я это видел, в 90-х людям массово заменили флешку плановой экономики на флешку с рыночной экономикой, и для тех, у кого плановая экономика существенно влияла на картину мира и самооценку последствия были тяжелыми - а таких было много. Поэтому полезно знать набор флешек-схем, которыми ты мыслишь. Если кому интересно, то я составлял такой каталог своих схем.

Организационная метафора мозга

Грациано предлагает рассматривать работу структур внимания в мозгу подобно схеме человеческого тела. Мне ближе организационная метафора мозга: функциональные отделы соответствуют структуре организации, а процессы организации соответствуют взаимодействию ансамблей нейронов, и они постоянно живут и перестраиваются. И я полагаю, что эта организационная метафора достаточно точна, чтобы быть основой для построения моделей. То есть мы можем брать конкретные организационные модели и пробовать перенести их на модель работы мозга, подтверждая практикой или опровергая и достраивая модели. Да, когда мы говорим о работе мышления, то далеко не все доступно в наблюдении, но так и в организации деятельность конкретных людей далеко не всегда доступна наблюдению, особенно в части мотивов, а действия под наблюдением отличаются.

В частности, можно взять модель OMG Essence в варианте Анатолия Левенчука для системной инженерии и описания организаций. Описание системы описывает спектакль на внутренней сцене, а воплощение – личность в деятельности. Связи между ними оказываются более многообразны, чем в модели, где мы строим воплощение системы по ее описанию, но ведь и в реальной жизни организаций эти связи тоже сложнее: мы можем восстанавливать описание в ходе reverse engineering, или строить систему одновременно с описанием, имплементируя новый процесс без проекта. Другие альфы тоже достаточно хорошо отражаются, включая сопоставление самого человека с альфой Team – при этом мы можем заглянуть внутрь и увидеть отдельные субличности человека, а можем и не заглядывать.

А дальше получается, что можно рисовать рабочие объекты, представляющие отдельные альфы, и их движение по жизненным циклам, выделяя режимы развития и эксплуатации личности.

Существующие психологические модели в рамках общей

Психологические модели были построены эмпирически. Если их переформулировать не едином языке общей модели личности, то можно связать эти модели с функционированием мозга, понять основания моделей и применять их совместно. Если основания относятся к связанным ансамблям нейронов или другим механизмам, на это можно опираться. А если относятся к заведомо разным механизмам, то можно не искать связь там, где ее нет. При этом, естественно, эти гипотезы следует проверять через статистику, а в случае проблем – погружаться на следующий уровень детальности, рассматривая тесты, по которым проводят типлогизацию.

MBTI

В типологии MBTI необходимо каждую дихотомию рассматривать отдельно.

Первая дихотомия Экстраверт – Интраверт (E-I), как ее трактует MBTI, показывает, откуда человек берет энергию для деятельности: изнутри? как поступают интроверты или из социального окружения, что свойственно экстравертам. При этом вопрос энергии в MBTI тесно связан с вопросом подкрепления по результатам деятельности, то есть человек сделал нечто, получил подкрепление, и может продолжать действовать дальше. Соответственно, они однозначно связываются с двумя нейрофизиологическими механизмами подкрепления: окситоциновым для социального подкрепления и серотониновым для внутреннего.

Остальные три дихотомии связаны с тремя фазами, на которые MBTI раскладывает деятельность: анализ ситуации, принятие решений и воплощение решений.

За анализ отвечает дихотомия Сенсорик – иНтуит (S-N). Сенсорики мыслят множеством конкретных фактов и деталей, и интуиты – концептуальными моделями.

В терминах модели личности это означает, что у сенсориков хорошо работают механизмы, обеспечивающие формирование ансамблей нейронов, описывающих конкретные ситуации и частные случаи, и есть эффективный поиск среди множества запомненных ансамблей. А у интуитов хорошо работают механизмы, ответственные за сопоставление конкретных фактов с абстракциями более высокого уровня, с дальнейшей работой на этих более высоких уровнях абстракции, включая формирование там новых ансамблей. Вспоминая о том, что уровни обобщения в целом располагаются в коре от затылочных областей к лобным, можно заключить, что речь идет о двух принципиально разных механизмах. И, соответственно, тренировать и развивать можно каждый из них в отдельности, а дихотомия меняет предпочтение, сформированное предыдущим опытом и во многом ситуативное.

При этом в обоих случаях мы имеем дело с преимущественно дофаминовым нейрофизиологическим путем, ответственным за поиск, но с разной его локализацией.

Дихотомия Думающий – Чувствующий (T-F) отвечает за мотивацию при принятии решений: думаем ли мы больше о результате для деятельности, или о чувствах людях, которым это решение надо будет осуществлять. При этом специально оговаривают, что эту дихотомию часто применяют примитивно: мол, думающие о результате не думают о своих сотрудниках, а чувствующие всегда будут принимать решения, хорошие для сотрудников. Реально не так, потому что думающие знают, что позитивные и отдохнувшие сотрудники лучше работают и принесут больше пользу, а забота о сотрудниках чувствующих может влечь весьма жесткие решения «для их же пользы», не говоря уже о жертвах одними ради других.

Может показаться, что из этого описания поднимается те же два типа подкрепления: окситоцин и серотонин. Но это неверно: в обоих случаях речь идет о построении моделей деятельности, просто у думающих фокус на процессы и результат, а люди участвуют опосредованно, а у чувствующих чувства людей на первом месте, а результат деятельности может быть не столь важен. Так что эта дихотомия не имеет прямой привязки на уровень hardware, а связана с теми или иными концептами, из которых собираются модели деятельности. А концепты люди выбирают так, чтобы они отражали важное с точки зрения их ценностей. О ценностях людей я поговорю дальше, разбирая модель спиральной динамики.

Дихотомия Решающий – Воспринимающий (J-P) отвечает за принятие решений: решающие строят план и действуют по нему, а воспринимающие ловят в окружающем мире подходящие случаи, чтобы продвинуться к своим целям. Тому, как планировать свои действия, посвящено множество книг, это умение полагается необходимым для всех, в то время, как почти половина людей предпочитает действовать иначе. Интересно, что опознанию подходящих случаев тоже посвящены книги, но совершенно другие - о том, как быть предпринимателем, за исключением, конечно, тех, которые сводят предпринимательство к тщательному исследованию и планированию.

С точки зрения нейрофизиологии, предпринимательство, поиск ситуации – это постоянно включенный дофаминовый поиск, направленный на анализ окружающего мира и опознание там соответствующих ситуаций. А действия по плану – это смесь серотониновой активности рутинного исполнения задач и тестостеронового движения к цели. Впрочем, тестостерон включается и после опознания подходящей ситуации. А дофаминовый поиск нужен на этапе составления плана для его синтеза.

Каждый из способов включает существенно разный набор мыслительных задач и соответствующие им ансамбли нейронов – значит, их можно тренировать отдельно, а предпочтение показывает, какие именно были тренированы существующим опытом и потому ситуативно. Наверное, может оказаться что решение каких-то из этих задач локализовано в одних и тех же областях и на два ансамбля не хватает нейронов. Но, учитывая большую избыточность нейронов и связей, это маловероятно, кроме случаев, когда мышление у человека в целом стагнирует на физиологическом уровне.

Завершая раздел про MBTI можно утверждать следующее. Предпочтения точно не имеют врожденного характера, а характеризую предпочтительные способы мышления, сформированные опытом. И тренировка может развивать недостающие способности. Однако, это не делает типологию бесполезной – она эффективно позволяет представить способы мышления человека, которые не похожи на ваши, имеет другие практические применения. И не следует думать, что возможность развивать слабые способности приведет к тому, что люди будут их развивать и дихотомии исчезнут: во многих случаях эффективнее использовать свои уже сформированные сильные стороны, чем работать над устранением слабых. А связанные с вашими слабыми сторонами задачи предоставить другим в вашей команде, дополняя друг друга.

Модель Белбина

Модель командных ролей Белбина выявила устойчивые амплуа, в которых людям свойственно играть на внутренней сцене. Поскольку эти роли были выявлены наблюдением, то можно полагать, что они отражают какие-то устойчиво формирующиеся ансамбли нейронов. Это ценно, потому что базовые механизмы формирования функциональной структуры мозга и связей между ними закладывают предпочтительные пути формирования ансамблей, эффективнее следовать этим механизмам, а не действовать поперек них, хотя это и возможно. Здесь прямая аналогия с ролями в организационной структуре: их логично нарезать, исходя из часто встречающихся наборов компетенций, а не поперек их, создавая уникальные конструкты. И теория Белбина здесь выгодно отличается от других теорий как раз тем, что у авторов не было предвзятого умозрительного представления о наборе ролей, они проводили эмпирическую кластеризацию.

Детального разбора конкретных ролей Белбина я тут проводить не буду, это интересный и масштабный материал. Роли Белбина очень интересно сопоставить с моделью Хелен Фишер, я даже начинал это делать, но быстро понял, что для обоснованного сопоставления нужны репрезентативные данные о статистических коэффициентах корреляции, без этого все будет чисто умозрительными рассуждениями.

А про саму модель можно посмотреть мою серию докладов Модель Белбина.

Спиральная динамика

Модель спиральной динамики содержит восемь уровней, каждый из которых отражает конкретную конструкцию модели мира и человека в нем на основе согласованных между собой концептов. Основные из них формировались в общественно-политическом сознании в 19-20 веках силами многих выдающихся мыслителей и политиков. Но Грейвз и его ученики зафиксировали их не в том виде, в котором они предложены теоретиками, а в уже преломленном в практически используемые убеждения и модели.

Модель мира каждого уровня содержит модель предыдущего как частный случай, модели усложняются на основе диалектического развития через синтез. Естественно, для понимания необходимо освоить соответствующую модель, при этом модели младших уровней достаточно хорошо соответствуют этапам развития ребенка по Пиаже или аналогичным – то есть носят объективный характер. Важно, что при освоении новой деятельности ты так же последовательно проходишь по уровням, заполняя обобщенный шаблон конкретным материалом. И ты это делаешь даже в том случае, если никакой моделью спиральной динамики и ее шаблонами не владеешь. Просто знание этих шаблонов позволяет сэкономить путь. Получается, что модели уровней спиральной динамики можно рассматривать как обобщенный софт мозга, шаблоны, которые присутствуют в культуре и экземпляры которых формируются у конкретного человека как набор последовательных абстракций. И в этом качестве они представляют большой интерес. Даже если их общезначимость преувеличена и есть альтернативные, столь же устойчивые наборы шаблонов и абстракций мышления. Их тоже надо выяснять и предъявлять.

Про конструкцию модели спиральной динамики можно посмотреть мои статьи в серии Менеджмент цифрового мира, в частности Формирование уровней спиральной динамики в общественном сознании и Диалектика развития уровней Спиральной динамики.

На этом я завершаю статью о модели личности. Она получилась не маленькой, но и задача масштабная. И, думаю, я буду развивать эту модель дальше.

[ Хронологический вид ]Комментарии

В обсуждении на FB Андрей Забгаев сформулировал важный тезис, который напрямую следует из моей статьи, но явно не сформулирован: личность как нечто целостное и холистическое вообще иллюзорна. B это - действительно так, личность ребенка явно не является целостной, потому как опыт фрагментарен. И далее это развивается, мышление в разных контекстах, например, на работе и дома - тоже фрагментарно, столкновения контекстов, например в историях, когда муж и жена начали работать в одном подразделении - это подтверждают.

Все-таки, слово личность в разных контекстах трактуется очень по-разному, поэтому совсем не определять, что именно описывает модель личности - не получается. Так что ряд тезисов.

  1. Речь идет о личности человека, а не животных. При этом на уровне hardware мозг человека отличается от мозга животных лишь количественно - числом нейронов и связей, а на уровне software отличия более значительны. Вместе с тем, я знаю, что четкой границы между способностями решать задачи между человеком и млекопитающими, особенно старшими приматами - не выделено, что они могут решать довольно сложные задачи, сопоставимые с задачами, которые решают дети в раннем возрасте, и есть мнение, что часть из них не могут научиться говорить на простом уровне потому что не приспособлена гортань (речевой аппарат), а альтернативные способы коммуникации на простых языках осваивают. И вопрос о наличии самосознания или модели собственного сознания и собственного Я у них открыт, тут все зависит от интерпретации конкретных экспериментов. Но мне в данном случае интересно строить модель именно для человека, чтобы далее работать с психологическими моделями и другими моделями высокого уровня. То, что эта же модель будет в некоторой мере описывать мозг и мышление млекопитающих - не очень интересно.
  2. Наоборот, мне не интересно разграничивать людей по тому, что этот конкретный человек - личность, а тот - лишь "обыкновенный человек". В рамках модели я предпочитаю говорить о способностях личностей конкретных людей делать конкретные действия, например, принимать рациональные решения, или быстро строить модели других людей, или осознавать причины своих решений. То есть важно, чтобы модель была применима ко всем людям, за исключением, быть может, пораженных какими-то тяжелыми болезнями, пагубно влияющими на мышления.
  3. Личность имеет внутреннюю и внешнюю составляющие. Внутренняя - способность человека к мышлению: обработке информации, накоплению опыта и обучению, осознанию себя, принятию решений, воплощению их в действия. Внешняя - проявление результатов этого мышления в виде поведения и социальных взаимодействий, включая коллективное мышление.

Объяснение мышления и принятия решений через работу конкретных нейрофизиологические связи есть у Дэвида Рока в «Мозг. Инструкция по применению». О ней так же говорит Анна Обухова в своих докладах, рассказывая про стресс и борьбу с ним и про эффективность работы мозга в целом. В обоих случаях рассказ преимущественно без акцентов на типологические особенности разных людей, задача — дать человеку представления о собственном мышлении (мозге) как об объекте, которым надо управлять.

Дочитал книгу Грациано, попутно возник ряд тезисов, фиксирую здесь. Тезисы - мои, с книгой связаны косвенно.

  1. Мозг непрерывно создает обобщенные образы объектов, но он же инстанциирует конкретные образы для одного объекта, при этом используя комбинацию обобщенных, и эти экземпляры живут своей жизнью. В аналогии процессов: в интернет-магазине есть обобщенные процесс обработки заказов или управления транспортом, и есть экземпляр, отвечающий за сборку и доставку конкретного заказа, и он тоже живет. Об этом надо всегда помнить.
  2. Есть зона мозга, управляющая вниманием. И есть осознанное управление этой зоной, которое, вообще говоря, ограниченное - управление касается, в том числе, участков, которые мы не осознаем. И там могут быть свои управляющие зоны, хотя и связанные с этой, в целом за управление тоже отвечают распределенные ансамбли нейронов.
  3. Управление вниманием связано с сосредоточенностью и целеполаганием.
  4. Осознанность и внутренний разговор - следствие необходимости внешней коммуникации, необходимой для совместной деятельности. Системы управления вниманием - отдельно, системы осознанности - отдельно. Грациано их часто смешивает вместе.

Продолжил читать Дэвида Рока (я когда-то начинал читать, а потом - что-то отвлекло). Комментарии - в этой записи, в основном - критические, Рок многое смешивает.

  1. Не следует путать автопилот внутреннего крокодила и осознанное внимание внутреннего человечка к телесным переживаниями. Внутренний Котик включён в оба режима, но по-разному.
  2. Не следует путать внутреннего режиссёра и внутреннего чувствователя, это - разные ансамбли нейронов. Режиссер управляет осознанной частью внимания, а чувствователь - продолжение внутреннего котика во внутреннем человечке, который умеет различать что именно мы чувствуем, переживать это на сознательном уровне.
  3. Интуиция тоже отличается от подсознательного чувствователя
  4. Работа режиссёра и чувствователя требуют ограниченных ресурсов оперативного внимания мозга, поэтому их включение, естественно, приглушает основную деятельность. Но по мере того, как это входит в привычку, энергии надо все меньше.
  5. Два способа уменьшить энергию на какой-то процесс: (а) просто сделать его привычным за счет частого повторения и (б) перевести его на автопилот внутреннего крокодила с точечным включением внутреннего человечка. Понятно, что (б) доступно не для всех процессов - сознательное мышление внутреннего человечка в коре.
  6. Режиссёр, он самость по Шварцу - выделенный персонаж за спектаклем или переходящая роль субличностей? Точно, что не у всякой субличности есть режиссёрская часть. Однако, она есть поскольку у тех, с которыми связан не прерывающийся поток целей и воли, а не просто ситуативные включения в управление.

Про перепись мозга на искусственные носители у Грациано. Он фокусируется на том, чтобы снять нейроны и связи. А, с моей точки зрения, это слабо полезно, надо уметь снимать пороговые значения передачи на синапсах и текущие состояния, память - в них. Потому что в процессе развития ребенка структура мозга прорастает с большим запасом по более-менее заданной кальке, а потом - специализируется при накоплении опыта. То есть формально связи остаются, но пороги меняются по мере того, как нейроны включаются в функциональные ансамбли. Странно, что он об этом не пишет.

При обсуждении модели Ирина Матвеева вкинула ссылку на Схема-терапию Джеффри Янга. По-русски кратко можно посмотреть здесь https://schema-therapy.ru/aboutschema-therapy если сходить по ссылкам на конкретные описания (где "Три основных понятия"). Штука новая, 1990е. На первый взгляд, это активно перекликается с Шварцем, просто типология частей личности проработана глубже, намечены всякие причины-следствия. Есть русская книга Янга, ее пока не смотрел. Может, будет вам полезным при создании моделей. Хотя у него, как и у Шварца нацеленность - на терапию проблемных моментов личности, а не на конструктивное поведение. И я пока не знаю, признает ли он за этими схемами права настоящих субличностей, с которыми можно вести диалог. И вообще как работает со схемами терапия: Шварц пробует интегрировать эти части в целое через самость, а что делает со схемами терапия Янга? Еще вот здесь есть описание https://cbt-therapist.net/ru/what-schema-therapy и в английской вики https://en.wikipedia.org/wiki/Schema_therapy

Войдите, чтобы комментировать.