Несколько лет я встречался на #festpir в Моcкве с большой группой участников из Казахстана. Общаться было очень интересно. И когда в этом июне Ильдар Валиуллов и Лина Стрыгина организовали фестиваль #СТЕПИР в Шымкенте и позвали выступать, я решил съездить и посмотреть эту страну и людей.

Содержание

Основные впечатления

Главное впечатление очень неожиданное: в Казахстане люди любят и умеют учиться, и активно это делают. При этом они, в отличие от многих, не ждут от обучения готовых инструкций, которых будут не слишком осмысленно повторять. Они осмысливают и интерпретируют услышанное, чтобы на его основе сделать что-то свое. И это — очень ценное качество, очень часто люди, которые хотят создавать свое, с пренебрежением относятся к чужому опыту и в результате переизобретают плохонькие велосипеды. А вот увиденное на СТЕПИР сочетание качеств — учиться, но делать свое — не слишком часто встречается, и я очень рад, что увидел большую концентрацию таких людей.

И тут стоит отметить большой интерес к секции живых организаций и особенно к рассказу Сергея Бехтерева, который организовывал эту секцию, и на котором было очень много заинтересованных слушателей. Мой доклад тоже был рамках этой секции — про новый менеджмент, основанный на самоорганизации и общую логику развития, и это была обновленная и более развернутая версия моего доклада на ПИР Сибирь, для которого доступно видео. Но, что важно, в Казахстане не только интересуются, а пытаются интерпретировать и применять методы agile и бирюзовых организаций, об этом опыте рассказывали Константин Куница, Медина Мамежанова и другие. Отмечу, кстати, что многие выступавшие предполагают у участников знакомство с системой спиральной динамики, и в целом эти предположения оправдываются.

Понятно, что здесь получается замер по авангарду, а не по основной массе, но в освоении нового важен именно авангард, если он есть и идет вперед, то основная масса людей будет за ним следовать. Этого же принципа я придерживаюсь и дальше.

Второе мое крупное впечатление от СТЕПИР касается страны в целом. Она развивается. В ней живет бизнес, было несколько круглых столов с предпринимателями, и многие из них говорили, что есть две страны: страна коррумпированных чиновников с откатами по госконтрактам и страна предпринимателей, которые делают свой бизнес сами и по-возможности не взаимодействуя с государством. Об этом разделении много говорили на очень интересном круглом столе «Бизнес по-казахски», в других выступлениях и в общении. Это — с одной стороны. А с другой — на конференции было много людей из Казмунайгаза и других государственных корпораций, они не только слушали, но и говорили о своей текущей повестке по вопросам корпоративной культуры, и говорили вполне современные вещи, а вовсе не те, которые ожидаются от коррумпированной государственной корпорации. Так что можно сказать, что в целом в стране все разнообразно и живо.

И третье впечатление касается отношения к традициям. Уважение к традициям в Казахстане — очень сильное. И на конференции мы к казахским традициям даже немного прикоснулись, были обряды, связанные с первыми шагами, которые интерпретируются как выбор пути. Но при этом традиции интерпретируются достаточно интересно. Например, есть такая традиция — хорошо делать свое дело, гордиться им. И для предпринимателя и руководителя это должно означать, что ты о сотруднике судишь по тому, как он работает, а родственные связи не должен учитывать. Хотя в бытовой интерпретации все наоборот и традиционный бизнес связывают с семейственностью и особым отношениям к родственникам на работе. Оказывается, нет, родственникам безусловно помогать в разных ситуациях надо, но вот оценивать по работе правильно по реальным делам. И так далее, такие интерпретации звучали в обсуждениях по разным поводам.

Как всегда на ПИР было много разных докладов и мастер-классов, очень насыщенная программа, начинавшаяся в 10 и заканчивавшаяся в 23, с продолжение общения почти всю ночь. Это не слишком легко, но оно того стоит, именно в таком общении получается сформулировать важные вещи. Именно из такого разговора, например, родился пост Нравственные ориентиры принятия решений. В программе — семь параллельных треков, и выбор часто мучителен. Поэтому этот обзор в принципе не может быть исчерпывающим, и поэтому я поговорю лишь о докладах, которые оставили наибольшее впечатление, и это будет не столько конспект, сколько мысли по поводу. О треке живых организаций я уже написал выше, а сейчас поговорю об остальном.

Cкрайбинг выступлений

STEPIR-2019-s1.jpg STEPIR-2019-s2.jpg

Люди искусства и мировая культура

Начать я хочу не с докладов. ПИР всегда включает культурную программу, в нем участвуют режиссеры, актеры и другие люди искусства. На СТЕПИР был великолепный моноспектакль «Почему не остаются следы?» и фильм «Айка», получивший на Каннском фестивале приз за лучшую женскую роль, который представлял режиссер Сергей Дворцевой, и другие выступления.

Но поговорить я хочу про фильм Айка. Это фильм о девушке из Средней Азии, которая работает в Москве, очень жесткий и эмоционально нагруженный. Но для меня важнее сообщения, которые фильм нест. Первое — о том что мир жесток. Не люди, а именно сам мир, его устройство. Про людей там как раз несколько раз показано, что даже те персонажи, которые сначала кажутся бездушными, в меру возможности приносят добро, только вот система не слишком это позволяет. А второе сообщение — что предназначение женщины — не бизнес, а дети, и попытки отказа от предназначения не перспективны, особенно в этом жестоком мире. Мне оба этих сообщения не близки, тот мир, в котором живу я, устроен совсем по-другому — при том, что конкретные факты и истории в нем случаются очень разные, я не закрываю глаза на факты, но по-другому вижу логику изменений и связанную статистику. Впрочем, отмечу, что сообщения я увидел, посмотрев фильм, режиссер в ответах на вопросы уходил от того, какие сообщения он вкладывал в фильм, фокусируясь на проблемах, которые инициировали съемки и которых в фильме показано много, и подчеркивая, что неоднозначность входит в замысел, а зрители должны задуматься. И это перекликается темой ответственности за свои поступки, которая тоже проходит через весь фильм. Эта тема как раз мне близка. Ответственность — она не зависит от устройства мира, ее надо принимать, а не рассчитывать, что кто-то другой разберется с последствиями и форс-мажорами.

Отмечу, что Сергей Дворцевой приехал не только на представление фильма, он был на фестивале, слушал доклады и мастер-классы и во вступительном слове отметил, что это было интересно. А участники тоже могли с ним пообщаться. И он — не единственный представитель мира искусства на фестивале. Как обычно на ПИРах был Николай Данн, выступал и проводил интервью.

А вот настоящим сюрпризом для меня стало выступление Андрея Ланда из Школы игры Вадима Демчога. Андрей рассказывал о применении актерских практик в повседневной жизни для исполнения бизнес-ролей. Практически развивая и детализируя старый тезис о том, что «весь мир — театр, а люди в нем актеры». При этом, подобно актеры, человек должен удерживать все планы: роль, актер, внутренний зритель. И в школе у них есть серия тренингов, в которых они всему этому учат.

В рассказе был очень мощный тезис о том, что роль играешь не ты, ее играет твой аватар, вообще говоря, с другими навыками и умениями. Иллюстрируя этот тезис, кстати, Андрей сказал, что «этот тренинг ведёт не Андрей Ланд, сам Андрей не любит общаться с незнакомцами… Тренинг ведёт аватар, который получает кайф от процесса, и есть техники как подобный аватар создавать и действовать в нем» (цитата неточная). И таких аватаров у тебя много, ты между ними переключаешься, и отчасти это напоминает шизофрению, только осознанную и контролируемую. Отмечу, что это очень перекликается с концептом Марионетки, которую ты создаешь, чтобы занимать позицию из схемы самоопределения Петра Щедровицкого (я про эту схему рассказываю в своих докладах, например, в этом). А еще очень перекликается с тем, что Анатолий Левенчук рассказывает в своих курсах по системному мышлению, говоря о стейкхолдерском мастерстве, осенью на SECR Анатолий даже делал отдельный доклад об этом. И, кстати, вопрос о том, насколько твоя марионетка или аватар самостоятельны мы тоже обсуждали год назад, у меня по следам этих обсуждений есть большой пост Руководитель проекта - субличность или марионетка. И то, что эта тема проявилась совершенно из других источников, со стороны профессиональных актеров — очень интересно.

Продолжая тему культуры стоит рассказать про доклад Алексея Ситникова о проекте #KarmaLogic. Этот проект ориентирован на выделение общечеловеческих представлений об устройстве мира. В основе — собранные со всего мира представления о таком устройстве в форме житейской мудрости или разных заповедей. А дальше их проанализировали, обобщили и сформулировали 54 закона. Например, закон денег: чаще всего деньги платят за отказ от собственных целей, и поэтому имеет смысл, работая на других приобретать дополнительные ресурсы — опыт, знакомства, знания. Или закон труда: нам принадлежит лишь то, что реально заработано трудом, временем, знаниями, заботой, а все, что возьмем сверх этого — уйдет. И так далее, все законы изложены не императивно, а в стиле «похоже, мир устроен так» и это они тоже отдельно искали. Сейчас проект развивается, обсуждаются другие законы. Важно, что законы, сформулированные таким образом могут служить основой объединения людей, что, собственно, и является целью проекта.

И тут уместно перейти к другому докладу Алексея, в котором он рассказывал о своей деятельности политтехнолога с конкретными примерами формирования общественного мнения в России и на Украине — выборы Ельцина, работа с образом Единой России, коса Тимошенко, которую придумала его компания. И это не в виде историй и баек, хотя они тоже были, а с относительно детальным рассмотрением механизмов формирования образов через работу с семантическими полями смыслов, включая сопутствующую математику, позволяющую кластеризовать людей и предсказывать их реакцию на те или иные сообщения. И такая работа была достаточно детально рассмотрена на примере Украины, когда отдельно проектировались сообщения, транслируемые по центральным каналам на всю территорию, и поверх них — корректирующие и акцентирующие внимание для конкретных территорий, которые транслировали только на региональном уровне. Все это вполне технологично. И если посмотреть на проект KarmaLogic с этой точки зрения, то в нем как раз и идет проявление инвариантных семантических полей для всего человечества. Естественно, с последующей работой с ними.

Культура корпоративная

А я продолжу тему культуры я рассказом про доклад Марка Кукушкина о корпоративной антропологии, которым он открывал фестиваль. Основной тезис состоял в том, что работая с корпоративной культурой имеет смысла применять те же методы, что и используемые антропологами для работы с культурами человеческих обществ. Включая отсталые — изучая корпоративные тотемы, обычаи и табу можно многое узнать о корпоративной душе и корпоративном духе, который превращается в корпоративный запах, вовсе не всегда приятный. Основной источник — книга Брауна и Крамера «Корпоративное племя», но в докладе Марк, естественно, не пересказывал книгу, а приводил много разных примеров из своей практики.

Продолжая тему корпоративной культуры хочу рассказать про выступление Ботагоз Аширбековой о корпоративной культуре КазМунайГаза. Особенность в том, что Ботогаз — директор по HR КазМунайГаза, а на фестивале было много сотрудников оттуда, и это получилось на столько выступление перед широкой публикой, сколько рассказ для своих о том, какие актуальные задачи стоят перед компанией, и какие фокусы стоит поэтому держать, слушая спикеров. Но мне слушать это со стороны тоже очень интересно, ты получал возможность заглянуть внутрь большого корпоратива. Проблемы стоят вполне понятные: геология, нефтедобыча и нефтепереработка — это высокотехнологичная отрасль, есть большой возрастной разрыв между теми, кто строил ее в Казахстане еще в советское время и сейчас уже пенсионного возраста и следующим поколением, кадровые вопросы надо решать с учетом современной культуры. А еще КазМунаяГаз сейчас объединили из 9 прежде независимых предприятий, в каждом из которых была своя культура и независимый бизнес, сейчас идет централизация процессов, и работать с корпоративной культурой надо в условиях перестройки. Разговор шел о современном лидерстве, о формировании единой культуры, устранении барьеров между людьми из офисов и производственниками, о безопасности на производстве как части культуры, об экологии и многом другом, на вполне современном языке. И еще о том, чтобы через ротирование персонала воспользоваться западными нефтяными предприятиями, которые сейчас присутствуют в Казахстане как локомотивом развития. В целом достаточно современно и интересно. Отмечу, кстати, что в IT многие проблемы, связанные с трансформацией инженерной культуры в современном цифровом мире возникли лет десять назад и за это время в значительной мере решены, этим опытом можно пользоваться.

Про работу с корпоративной культурой и преобразованием крупных компаний рассказывала в своем докладе «Синдром Титаника» Надя Жексембаева. Синдром Титаника это интересный эффект, когда команда опытных и уверенных в себе профессионалов ведет компанию к гибели, игнорируя изменения внешних обстоятельств. Оказывается, в истории гибели Титаника очень много подобных проявлений. Например, у впередосмотрящих не было биноклей — потому что они были в запертом шкафу (не сейфе), ключ от которого унес офицер, уволившийся с корабля перед этим рейсом — и никому в голову не пришло взломать шкаф, чтобы бинокли достать. А офицер, который управлял кораблем в момент столкновения был очень опытным именно в расхождении с другими кораблями, у него на счету было несколько крутых расхождений — только с айсбергом это не сработало. А предупреждения с других кораблей, которые сообщали о льдах, команда Титаника не просто игнорировала, радистов просили уйти с волны чтобы передать сообщения пассажиров, договаривавшихся о планах на предстоящие выходные — клиентоориентированность налицо. Результат — известен. Так и компании, руководимые опытными менеджерами, умеющими выполнять инструкции, хорошо их знающими и не раз достигавшими успеха именно благодаря такому профессиональному выполнению идут к гибели, в то время как менеджеры уверены в успехе. Надя работает в лондонской консалтинговой фирме, которая занимается спасением таких компаний через трансформацию. И у них есть методика. Основа — создание здорового управляемого хаоса, который создает основу для проявления инициативы сотрудников компании. Которые и найдут путь изменений. Понятно, что метод — опасный, он подобен китайскому подходу к лечению хронических болезней, при котором болезнь переводится в острую форму, а дальше иммунитет с ней справляется. Как мне объяснял врач, которая так меня лечила, главное — не перевести в острую форму все хронические болезни одновременно, а то организм умрет, поэтому надо очень аккуратно следить за текущим состоянием. Так и хаос может привести к гибели, и перерасти в панику, и фишка именно в аккуратной работе с хаосом. Впрочем, Надя не раскрывала подробностей. Может быть, это было во втором докладе, который я, к сожалению, не смог услышать — он был параллельно с моим собственным.

Но здоровый хаос и мобилизация внутренних сил — это еще не все. Необходимо защищать компанию от внешнего влияния, а это иногда непросто. Надя рассказывала про работу с горнодобывающей компанией ERG. казалось бы, добыча полезных ископаемых — вполне понятная деятельность. Проблема в том, что биржевые цены на продукт компании подвержены большим колебаниям в полтора-два раза, и эти колебания никак не связаны с деятельностью компании и даже с долгосрочной ситуацией на рынке, просто рынок не стабилен. И в этих условиях ни о какой долгосрочной стратегии технической модернизации, в котором компания нуждается, не может быть речи, потому что результаты модернизации — медленные и их не будет видно на фоне случайных колебаний рынка вообще. А менеджмент для открытой компании, вышедшей на IPO — заложник рыночных котировок. И поэтому для модернизации пришлось уводить компанию с открытого рынка.

Вообще этот рассказ позволил мне гораздо четче сформулировать гнилую роль IPO в его нынешнем виде. Дело в том, что оно провоцирует создателей компании на надувание максимального пузыря после вывода компании на рынок, чтобы на пике продать свою долю и сорвать куш, а что компания после этого сольется их уже не волнует. Именно такой подход оказывается наиболее рационально-эффективен для личных денег, хотя и для компании и для общества в целом это вовсе не позитивный путь. И противостоять этому сценарию можно только личное отношение к компании как к ценности, отношение к своей компании как к ребенку, у которого есть предназначение, и оно — не в том, чтобы зарабатывать деньги для биржевых спекулянтов, работающих в короткую. И если ты именно так относишься, и понимаешь последствия, то выбор в пользу IPO для получения денег ты, скорее всего, не сделаешь, выберешь другие способы. Но это осознается далеко не всегда, в теории все выглядит совершенно иначе. И вот когда компания все-таки вышла на рынок, то перед руководителями-основателями встает другой выбор: выгорать, борясь с давлением рынка, или отойти в сторону и не принимать происходящее с компанией как личную историю. Отходя в сторону можно смириться с потерями или вывести максимум денег по первому сценарию. Еще раз подчеркну, что такая работа IPO — устройство современного мира, а не злая воля конкретных людей, и далже если ты его не знаешь — оно все равно действует. Поэтому его игнорировать его не стоит, его можно принимать и действовать в таком мире, или не принимать и бороться за эволюционные или революционные изменения — это уже следующая серия вопросов по самоопределению. Вдолгую есть тренд на изменение такого устройства, оно неизбежно уйдет в прошлое лет через тридцать, а может и быстрее, и за этим процессом можно наблюдать, можно пробовать его ускорить, а можно, наоборот, консервировать, в том числе через отрицание проблемы.

Люди

И в заключении от разговора про компании логично перейти к разговору о людях, которые как раз и делают так, что компании работают. Об людях был закрывающий доклад Марка Кукушкина «От бизнес-тренера к трекеру». Марк говорил в метафоре путешествий, и я тоже буду размышлять о докладе с ее использованием — ведь и жизнь и бизнес можно рассматривать именно таким образом, как путешествия. Чтобы путешествовать в трудных условиях и местностях сначала надо подготовиться. И это делает бизнес-тренер, он готовит к путешествию в учебных походах, создавая условия, приближенные к реальным, но вполне безопасные. А потом выпускает человека в мир: а теперь иди сам. И это — некомфортно. Нужен опытный проводник и наставник. Во всяком случае, в первые путешествия. И вот тут появляется профессия трекера, который как раз и сопровождает в бизнес-путешествии, зная, как надо и подсказывая. Раньше в этом не было особой нужды, потому что люди преимущественно не путешествовали, они жили в устойчивом и регламентированном корпоративном мире. Но в современном VUCA-мире быстрых изменений островки стабильности становятся все меньше и все менее интересными, и люди пускаются в самостоятельные путешествия, которые раньше были уделом лишь предпринимателей-авантюристов. Кстати, слово авантюрист имеет очень интересную историю: в Англии так называли купцов, которые рисковали отправится в далекие страны и там торговать с незнакомцами, без всяких рекомендательных писем. И было две гильдии: обычных купцов и купцов-авантюристов :) И вот трекер — это такой проводник-консультант. Только он тоже не ходил путем вашего бизнеса, поэтому успех все-таки не гарантирован. И потом, вы — не он, вот здесь возникает вопрос, насколько тот путь, которым он вас ведет адекватен вам и вашим целям.

вообще можно посмотреть на жизненный путь по-другому, как на путь человека, который учится у мира. И применить модель ситуационного лидерства Directing — Coaching — Supporting — Delegating. Тогда самостоятельный путь — это уровень Delegating, когда вы взяли у мира зону ответственности и сами прокладываете свой путь. Directing — это когда вас жестко ведут по миру родители и учителя и еще недавно это включало в себя весь период обучения школы и института, а сейчас все раньше начинается период ссcoaching — что и вызвало бурный рост профессии. А вот трекер поддерживает на следующей Supporting ступени, когда ты уже самостоятелен, но поддержка нужна.

Кстати, о коучинге и поддержке как современных формах лидерства. Было очень интересное включение Андрея Станченко с впечатлениями с международной конференции ATD-2019 о современных трендах (видео). И там был тезис о том, что за женским лидерством — будущее. Потому что лидерство всегда связано с нагрузкой и стрессом, а у женщин есть физиологические механизмы, которые дофаминовый стресс гасят через окситоцин, как раз ответственный за эмпатию и взаимопонимание. А вот у мужчин дофаминовый стресс гасится через тестостерон, что полезно в битве и преодолении препятствий, но не слишком подходит для современного поддерживающего лидерства. Вот так.

Ну а в заключении поговорим про игры. На фестивале было несколько выступлений Галины Лабковской, на котором она представляла свои новые навыковые игры по развитию мышления и командообразованию. Все знают о когнитивных искажениях, многие читали Канемана, но воспринимают это на уровне баек и историй, а в лучшем случае — на уровне теоретического знания о том, что так бывает. А вот видеть в повседневной жизни проявления этих ловушек мышления и избегать их — такого навыка нет. А он становится все более актуальным, по мере того, как маркетинг и политтехнологи осваивают и совершенствуют способы влияния на людей, а руководители и сотрудники компаний осваивают различные современные техники переговоров и управления людьми. Потому что многие эти техники как раз и основаны на использовании тех самых ловушек мышления. Это — с одной стороны. И одна из игр, которую представляла Галина как раз и ориентирована на перевод представлений о когнитивных искажениях из теоретического знания в навык.

А другая, Навигатор — ориентирована на создание в компании общего смыслового пространства и совместного целеполагания и движения к цели. Потому что основные слепые зоны компаний — качество коммуникаций, личностные потенциалы и командное мышление. А серия игр создана так, чтобы их преодолеть. Серия — потому что это поэтапное движение, и сначала надо синхронизировать контексты и выработать общее поле смыслов, а потом — заниматься в нем целеполаганием, потом вырабатывать путь и двигаться по нему, и за один такт это не делается, особенно в большой компании. Понятно, что еще многое зависит от ситуации, и Галина говорила, что у них получилось создать конструктор, с помощью которого можно работать по-разному в зависимости от ситуации в компании. В целом — интересно.

А еще на фестивале вел свои игры Евгений Геллер, и это был фейерверк остроумия, смеха, энергии и хорошего настроения. Игры у него очень разные, есть — для прокачки навыков коммуникаций и презентаций, когда тебе надо за минуту представить себя или свой продукт, только при этом включить в это два произвольно выбранных понятия, которые тебе выпали, а потом еще ответить на вопросы и возражения от других участников, которые те тоже получили как задание. Есть Генезис для выбора жизненного пути, и другие. Я тут хочу коротко рассказать про игру об удовольствиях. Реально у многих в середине жизни возникает проблема, что в отпуске или в свободное время — всегда одно и то же и это уже не слишком интересно, но как разнообразить — непонятно. Игра позволяет об этом подумать. На первом круге участник получает карту с темой, и должен рассказать историю про удовольствие, которые у него с этой темой связаны. Темы — разные, путешествия, еда и многое другое. И они после рассказа они это кратко записывают. И вот на втором круге тебе выпадает чужая карта с историей, и ты должен придумать, как эту чужую историю можно дополнить, чтобы она принесла удовольствие тебе. А потом есть еще прикольное дополнительное задание, например, «вы — гид, продайте это удовольствие своей группе», или «представьте, что вы — инопланетянин и на земле испытали такое удовольствие — прорекламируйте своим соплеменникам, чтобы они поехали на Землю», и так далее. На фоне хорошего настроения после первого круга на втором получаются очень прикольные и витиеватые варианты, ржач и хорошее настроение обеспечены.

Пожалуй, на этой позитивной ноте я и закончу свой отчет.